Знаете, вот многие люди не понимают, что такое, когда дети страдают за грехи родителей... Пляжная история

Знаете, вот многие люди не понимают, что такое, когда дети страдают за грехи родителей. Поясняю. Отчасти, это вот как раз такое и есть. И если в их семье ничего не изменится, то…

http://pirooog.ru/wp-content/uploads/2018/10/001-242.jpg

Место действия – пляж в Межводном. Время действия, примерно, после 16 часов. Точно помню, потому что я недавно приехала, и рисковать кожей не хотелось.

Выбиралась загорать и купаться — утром, и ближе к вечеру.

Ну, вы знаете, пляжи. А на меня, как на того самого ловца – бегут и люди, и ситуации. Заморачиваться мистическим аспектом этого не хочется. Говорю себе просто: ты просто не умеешь абстрагироваться. На всё смотришь через профессиональную призму.

Но с другой стороны – а как же тут не смотреть? Чёрт, да я и не смотрела. Я просто переворачивалась – со спины на животик, а рядом со мной – средних лет папа, мама, их сынок, и какая-то их родственница.

Так совпало, что я переворачивалась, и увидела, как ребёнок, а на вид ему до четырех лет, взял бутылку пива, которая рядом с мамой была, и быстро сделал несколько глотков.

Да, я задержала взгляд. И это заметил папа. И он стал мне что-то говорить, только я не слышала его. Я музыку слушала. Ладно, вытащила наушники, а то как-то неприлично. И услышала:

— В Германии так делают, это нормально. Детям пиво наливают, — сказал он мне, словно оправдываясь.

Я кивнула, пожала плечами, и снова воткнула наушники в уши. Нормально ему и нормально. Поддержи я разговор, так он бы на Францию переключился, стал бы рассказывать, как там детей за обедом вином балуют, не зная, что есть проблема с этим делом и во Франции.

Да, я ещё увидела, что его жена стала ему что-то на ухо шептать. Довольно зло так. А потом я закрыла глаза. Почему-то мне Германия вспомнилась. Муж мой считал, что каждый человек должен посетить, хоть раз в жизни, Октоберфест, в Мюнхене.

Потом, он, правда, оправдывался, что просто повелся на рекламу. Не, нормально всё. Запах правда, не пива, а… Ну, вы поняли, долго меня преследовал. Да и вообще, нравы удивили немного.

Пиво я так и не полюбила, короче. Но мне было забавно смотреть, как немцы руками рульки эти едят. Извазюкаются так! Я поняла, что это и есть воплощение самых настоящих вакханалий. Правда, сырое мясо животных там зубами не разрывали. А всё остальное — было.

Но о немецких, да и о французских нравах мне не удалось додумать.

Короче, в плечо мне что-то ударило. И резко запахло пивом. Я открыла глаза, подскочила, и не сдержалась. Произнесла одно слово, не совсем хорошее. Нет, простите, конечно, но я ведь отдыхать приехала? Или как? Выдернула наушники, сняла очки. И увидела, и услышала орущего ребёнка.

— Что у вас происходит? — спросила я.

— Жена это… Решила повоспитывать.

— Кого?

— Сына.

— Можно воспитывать его так, чтобы бутылки не летали? А если бы в голову?

— Простите, но…

— Что «но»? То вы ему даете пиво, и он глядя на вас – думает, что это хорошее дело. Пытается подражать. Потом – вы его бьете, за то, над чем смеялись перед этим, и одобряли. Вы соображаете, что вы делаете? Вы ведь калечите психику ребёнка…

— Ой, та шо ви её слухаете, — произнесла «родственница».

Ну, тут я вспомнила ругающихся бабок из «Вечеров на хуторе близ…», из фильма, с грустью подумала, что на мове я не очень, и уже, короче, проиграла. Да и не хотелось мне ругаться с ними.

Я миролюбивая, очень, по характеру. И — да. Я люблю украинский язык. Очень. Но, кстати, недавно поймала себя на мысли, что больше люблю, когда на нём поют, а не ругаются. Хотя, это любого языка, касается, наверное.

А ребёнок плакал. Да, он не понимал. Он ещё ничего не знал, про Германию и Францию. Он смотрел на папу и маму, и думал – неужели они будут делать что-то плохое? Нет! И ему можно и нужно, значит.

А потом, когда он снова попытался подражать им, мама не обрадовалась, а размахнулась, и… Бутылка улетела. А тут ещё и эта недовольная тетя. И как ему во всем этом разобраться самостоятельно?

Ответ — никак!

Я в море пошла, пиво это смывать.

А когда вернулась… Семья была весела и бодра. Папа пил пиво, а сын изображал пьяного. Ходил вокруг них, шатаясь. А они сидели и смеялись.

— Дивись яко дитина играэ…

Я стала собираться, захотелось уйти от них на безопасное место. Вдруг «дитина» заиграется?

— Простите нас, — сказал папа. – Воспитывать-то тоже надо. Мы хорошие родители. Добрые.

И прокричал сыну:

— Хватит!

А сын, в ответ, ногой, взмахнул так, и… В лицо папы полетела порция чистого пляжного песочка. В ответ такое началось!

Знаете, вот многие люди не понимают, что такое, когда дети страдают за грехи родителей. Поясняю. Отчасти, это вот как раз такое и есть. И если в их семье ничего не изменится, то…

Они потом будут думать – за что же так? Шо таке, боженька, за що? А то, что дали сыну установку, что это весело и хорошо, алкоголь этот, пиво это. У некоторых ведь с именно с такого детства начинается этот страшный путь — путь алкоголизма.

А начни объяснять, не поймут. Ещё и виноватой останусь.

Источник